fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Интервью историка, проф. В.М.Лаврова Андрею Биневу "Вольный слушатель"

Источник: http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57075/episode_id/1296790/

"Радио России" 28 апреля 2016

Россия и ее готовность к Мировым войнам XX столетия

"Вольный слушатель" с Андреем Биневым.

- Здравствуйте, мои дорогие! Сегодня у нас гость и он на в общем-то уже знаком, но мы с ним давно уже не встречались, не виделись... Это профессор, российский историк, доктор исторических наук, академик Российской Академии Естественных Наук Владимир Михайлович Лавров. Вламир Михайлович, здравствуйте.

проф. Владимир ЛАВРОВ: Здравствуйте.

- Ныне он главный научный сотрудник Института Российской Истории Российской Академии Наук, где ранее был заместителем директора по науке и руководителем центра истории и религии и церкви в России. Автор трудов по истории православной церкви России, истории революции 1917 года в Российской Империи. В свое время он окончил исторический факультет Московского Государственного педагогического института имени Ленина, который сейчас называется университет. С 1979 по 1982 год работал младшим научным сотрудником в секторе произведений Ленина института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

С 1999 по 2000 год был заведующим кафедры русской и зарубежной истории в российском православном институте святого Иоанна Богослова, преподавал в православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и 10 лет учительствовал в средней школе сирот, что находится англиканской школы в Москве. Это в центре Москвы. В 2006 году стал одним из учредителей фонда Возвращение, занимающегося вопросами возвращение исторических традиций, нравственных ценностей и названий, существовавших в России до 1917 года. А в 2010 году стал советником предводителя Российского дворянского собрания, председателем Московского отделения Императорского русского исторического общества. В настоящее время он является профессором Николо-Угрежской духовной семинарии, а так же преподает в национальном институте бизнеса. Я не ошибся ни в чем?

проф. Владимир ЛАВРОВ: Я думаю Вы утомили слушателей...

- Ну... Видите ли в чем дело - это Ваш научный и гражданский путь. Выдам небольшую тайну, с Владимиром Михайловичем мы учились вместе на одном факультете историческом упомянутого института, который сейчас уже является университетом. И я очень хорошо помню, что Владимир Михайлович был одним из самых последовательных моих товарищей по институту, однокашников, который всегда занимался, очень серьезно занимался наукой. И меня ничуть не удивляет, что он сделал такую научную карьеру. Владимир Михайлович, давайте поговорим с Вами о войне. Известная тем война и мир.

Но, вот, мир - это преддверие войны, а война - это заднее крыльцо мира. Кто-то говорил, я не помню. Но, в общем-то достаточно убедительная фраза. Знаете, давайте попробуем сравнить две войны - Первую мировую и Вторую мировую войны. Я не случайно говорю так, потому что и в первую и во вторую мировую войны Россия принимала самое активное и порой самое трагическое участие в этих войнах, потеряв огромное количество своего населения, и мирного и военного, и вообще первая мировая война для России закончилась революцией и переворотом.

Вследствие которого к власти пришли большевики и в общем-то просуществовали у власти очень много лет и до сих пор мы черпаем, то, что было собрано за все эти годы и наверное еще черпать придется не одному поколению. Неисчерпаемый источник оказался. Давайте сначала поговорим, если Вы не возражаете о верховном главнокомандовании. В каком случае перед Первой мировой войной и Второй мировой войной Россия находилась в более выгодном положении с этой точки зрения. Вот верховное главнокомандование. Готовность к войне.

проф. Владимир ЛАВРОВ: Здесь трудно вот так вот сказать когда мы были в более выигрышном положении. Если брать то, что предшествовало Первой мировой войне, то никаких репрессий командного состава русской армии не было. Это очень важно. Такое и в голову не приходило Императору Николаю Второму. Никому в голову не приходило. А перед Второй мировой войной, Великой Отечественной у нас репрессии коснулись всех классов, всех слоев в том числе было репрессировано 95% командного состава Красной Армии, начиная от командира полка и выше. То есть в этом смысле мы были готовы лучше к Первой мировой войне - у нас был профессиональный офицерский корпус. Он по большей части сложил головы в 1914-1915 году, но он был и он остановил немцев на очень, очень дальних рубежах. То есть мы при царе не сдали даже Минска, Риги... А что б пустить к Киеву, Царицину - будущему Сталинграду, Москве, Петрограду об этом и речь не шла.

В этом смысле к Великой Отечественной войне были готовы, в прямом смысле, на голову хуже. Потому что...

- Ко Второй мировой. Великая Отечественная является составляющей Второй мировой войны.

проф. Владимир ЛАВРОВ: Да... Верховное руководство Красной Армии было во многом обезглавлено. Это одна из наших главных причин огромных потерь и вот отступления вплоть до Москвы и Ленинграда. Но... Смотря по каким параметрам сравнивать. Если посмотреть на то как снабжалась население во время войны то в Первую мировую войну карточек не было. То есть карточки появились только в 1917 году после Февральской революции. То есть можно было прийти в магазин и купить.

Женщина при царизме в очередях не стояла. Очереди начались только в феврале 1917 года во время революции. То есть вот это частное сельское хозяйство, даже общинное сельское хозяйство оно справлялось лучше, чем колхозы и совхозы. В 1941 году мы сразу погрузились в недоедание, в карточки, хотя и были трактора в колохозах, но реально колхозники, совхозники работали на дядю, производительность труда очень низкая и сельское хозяйство колхозное, совхозное не справлялось с тем, чтобы обеспечить страну.

Здесь опять же преимущество за дореволюционной Россией. Но! Почему я говорю - трудно сравнивать? Да потому что перед Первой мировой войной, опять же при царе, была свобода слова, свобода печати, свобода партий и были партии, которые вели антиправительственную агитацию и даже во время войны, и даже в армии. Ну, взять того же Ленина. Он открыто призывал к поражению своего Отечества, к военному поражению России. Если взять то, что было перед Великой Отечественной войной и во время - ничего подобного представить просто невозможно. Пропаганда работала чуть ли не круглосуточно, постоянно, тоталитарно работала. И удавалось настроить людей, объяснить многие вещи. Объяснить в конце концов что такое фашизм.

Так что если брать информационную составляющую или пропагандистскую, то Верховный Главнокомандующий Николай Второй проиграл не на поле боя, на поле боя он как раз выигрывал. Он проиграл информационную войну. Термина тогда такого еще не было, но Николай Второй проиграл информационную войну.

- Но явление такое было.

проф. Владимир ЛАВРОВ: Явление такое было. Да...

- Это наряду с Брусиловским прорывом. То есть с действительно победными... Можно было говорить о победной реляции. О том, что вот мы одолеваем. Вот мы берем. Вот действительно у нас сильная армия. И Европа рассчитывает на вооруженные силы Российской Империи. И так далее. И тем не менее все это НЕ произносилось, не говорилось. Считалось, что это так оно и есть и каждый должен это понимать. Видимо так? В этом была причина?

проф. Владимир ЛАВРОВ: И Николай Второй не понимал важность объяснения народу причин войны. За что, для чего воюем. Если взять царский манифест о начале войны, там говорилось за что воюем - защищаем братскую, православную, славянскую Сербию. Но нужно вспомнить, что большинство населения не грамотно. Оно понятия не имело...

- И не только православное. Было большое количество и мусульман. Как и есть до сих пор.

проф. Владимир ЛАВРОВ: Да... Люди не знали, где такая Сербия и не понимали стоит ли из-за этой Сербии вообще воевать, особенно когда война затянулась. А когда стали говорить о Босфоре и Дарданеллах, так вообще, так сказать, и выговорить не могли. А во Вторую мировую войну здесь ситуация была проще в том смысле, что нужно было просто спасать Отечество. В прямом смысле. Дошли до Москвы, до Химок. Окружили Ленинград, дошли до Волги. И тут надо было спасать. Это было всем понятно. Сталин даже американскому послу в Москве сказал: "Вы думаете они за меня воюют? Они воюют за Россию." То есть это было понятно народу - за что воюем. И Сталин это понимал. И сам Сталин, когда он выступил в начале июля... Вот 22 июня он не решился выступить... Это для него был шок, что немцы на нас напали. Но в начале июля он выступил и я думаю, что он выступил удачнее, я должен признать, удачнее, чем Николай Второй.

Сталин произнес замечательные слова. Он обратился так, как никто не ожидал. Сталин сказал: "Братья и сестры". Это люди годами привыкли называть друг-друга товарищами и вдруг зазвучало - братья и сестры. Попробуй до этого скажи - братья и сестры! На каком-нибудь собрании. Плохо закончиться. А тут сам Сталин такое сказал. Конечно, здесь сказалось и то, что он учился в семинарии. Не закончил, но учился. И он почувствовал момент. Почувствовал, что надо сказать людям. Чтобы вот до сердец дошло. А еще раньше, собственно 22 июня выступил Молотов. Сталин поручил Молотову сказать народу о начале войны. И Молотов тоже сказал замечательные слова. Очень простые, но очень емкие: "Наше дело правое. Победа будет за нами." Иногда, даже часто думают, что это слова сталинские, но на самом деле их произнес Молотов 22 июня, обращаясь к гражданам Советского Союза.

То есть о войне объявили, как-то вот сердечнее в 1941 году, чем в 1914. Потом, сама ситуация... Вот 1914 и последующий 1915 год - немцы на очень дальних рубежах. Та армия достаточно хорошо сражалась. Остановили на самых западных границах. Ну, если бы в Первую мировую войну, если бы немцы окружили бы Петроград, дошли до Москвы и до Царицына, будущего Сталинграда, ну тогда бы было не до Февральской революции (смеется) и не до Октябрьской! Какая революция - если бы Петроград был окружен?! Не до никаких Съездов Советов бы не было. То есть стоял бы вопрос просто о том, чтобы спасти страну! От оккупации, от захвата. Вот это парадокс. Остановили далеко, столица живет нормально... Ну, более менее нормально. Разумеется во время войны жизнь тяжелее. Но... В 1914-ом, в 1915-ом, в 1916-ом... Даже в 1917-ом году не было ощущения катастрофы.

- Владимир Михайлович, давайте тут разберемся. Дело в том, что тут надо учитывать некоторые обстоятельства. В 1914-ом году Россия входила в блок стран - Антанта, с которыми была соединена определенными договоренностями. И Первая мировая война практически началась на всех фронтах. И все страны, сильные европейские страны, входившие в этот блок выступили практически одновременно.

Что касается Второй мировой войны, то Вторая мировая война началась с того, что гитлеровские войска просто топтали Западную, Центральную и еще Восточную Европу, а когда они напал 22 июня 1941 года на Советский Союз, он был совершенно одинок. Он не входил ни в какие блоки, кроме одного - у него был пакт о ненападении с той же самой фашистской Германией, с немцами подписанный. И положение, в котором оказалась Советская армия (прим. не было тогда еще Советской армии, была Красная армия) в 1941 году, значительно отличалось от того положения и с военной точки зрения и с международных оценок, в котором она оказалась в 1914 году с началом Первой мировой войны.

Слушайте продолжение нашей беседы с российским историком, доктором исторических наук, в профессором Владимиром Михайловичем Лавровым в следующей программе.

В эфире была программа Вольный слушатель и ее ведущий Андрей Бинев.

(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments