fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Большевизм - как еврейский нацизм

Во втором Советском правительстве было всего 4 еврея

Источник: 19 декабря 2011. Телеканал НТВ. Программа "Школа злословия". (выпуск 257). В гостях — Сергей Устинов — писатель, основатель «Музея истории евреев в России».
Смирнова: А я вот думаю - почему, например, нет музея татар... российских?
Толстая: Может быть есть? Да может быть полно музеев таких - татар?
Смирнова: В Москве - нет.
Толстая: А откуда Вы знаете?
Смирнова: Я посмотрела. А ведь это было. Мне и мама рассказывала и отец - в их детстве дворники в Москве обязательно были татары.
Толстая: Князь нызывались.
Смирнова: Почему князь?
Толстая: Не знаю. Они назывались князья. Не знаю почему.
Смирнова: Да?
Толстая: Да. Вот этнографический музей. Вы же любите ходить в этнографический музей?
Смирнова: Да. Я обожаю этнографические музеи!
Толстая: Там всегда такие избушки! Или кибитки. И в них семья: она вот чего-то вынесла, сварила, он - смотрит в огонь костра. Ребенок стоит с миской какой-нибудь.
Смирнова: Я обожаю этнографические музеи! И Кунсткамера наша - это же музей Антропологии и Этнографии?
Толстая: Да. Но там не так. А вот именно Этнографический, который рядом с Русским музеем, нас туда водили в школе... И вообще я туда любила ходить и рассматривать, чтобы все были как живые.
Смирнова: Еще я люблю музей Арктики и Антарктики....
Толстая: Там лед!
Смирнова: Там... вот эта... палатка... полярников.
Толстая: Угу.
(Примечание. Дворник до революции не только подметал, но и следил за порядком в широком смысле этого слова.)
Смирнова (после музыкальной паузы): Добрый вечер! На канале НТВ программа "Школа злословия" и ее ведущие Татьяна Толстая...
Толстая: И Авдотья Смирнова. А у нас в гостях Сергей Львович Устинов. Организатор, основатель...
Устинов: Писатель!
Толстая: И писатель. Но в данном случае организатор музея ...э-э-э... Восточно-европейских евреев. Правильно я...?
Устинов: Не совсем так! Восточно-европейские евреи - несколько шире. У нас музей называется - Музей истории евреев в России. Под Россией понимается вот то самое пространство максимальной экспансии, которого она достигла на рубеже XVIII-XIX веков. Когда все земли, на которых собственно...
 Евреи, ведь, никогда не переступали границу Российской Империи, и никогда туда не стремились. Больше того, им было запрещено многочисленными указами разных князей, царей и императоров не пересекать границу Российской Империи. Елизавета Петровна писала: абы случайно, либо проездом они могли только ее пересечь. Поэтому, так получилось, что после трех разделов Польши, и в дальнейшем еще там по Венскому договору 15-го года после Наполеновских войн, Россия огребла сразу всех своих евреев - в числе, тогда, около миллиона человек.
 Сосчитать их было трудно.
 Вот... И с ними вместе, обрела и еврейский вопрос.
 Вот, собственно говоря, именно этими евреями, потому что были восточно-европейские. К восточно-европейски относятся евреи... э-э-э там и Чехословакии и Венгрии... ну как мы сейчас понимаем Восточную Европу. Это скорее Центральная, но... Восточная Европа. Румыния в конце-концов. Вот... Хотя некоторые вещи конечно, благодаря тому что во-первых что евреи перемещались через границу по своим еврейским делам, а во-вторых потому что дело контрабанды было у них поставлено как хорошая профессия, естественно какие-то вещи перемещались.
 Но мои специалисты, которые работают с экспозицией, с подбором экспонатов, в общем, сразу отличают: это Чехия, это Венгрия, а это вот Румыния, но это Бесарабия - это наше, предположим. А Галиция - это наше, потому что жили практически одни и те же семьи и тут и там.
Смирнова: Скажите, Сергей Львович, а с чего началась вообще идея этого музея? Почему Вы решили его сделать?
Устинов: Хороший вопрос. Ну... у ответа как-бы две составляющие. Одна - чисто внешняя. Толчок какой-то был чисто внешний.
Это получилось как всегда случайно. Один мой товарищ старый. Коллекционер. Попросил меня, поскольку я немножно бизнесом занимаюсь, там есть... помогаю с какими-то культурными мероприятиями, помочь организовать выставку, которую мы назвали "Черты оседлости". Поскольку выставок, в Москве по-крайней мере... Музеев нет вообще в России! Как таковых ни одного. Это отдельный вопрос... Можно потом о нем сказать. Значит... Организовать выставку в небольшом, 100-метровом помещении в бибилиотеке иностранной литературы. И набирали с бору по сосенке. Какие-то экспонаты кто-то, что-то давал. Что-то он дал, что-то кто-то еще... Ну, а меня попросили просто что-то поддержать, там... За аренду заплатить, еще что-то такое... Я с радостью согласился, потому что к этому моменту практически ничего не знал про историю евреев, хоят не считаю себя человеком совсем уж не образованном как-то... Вот...
И филфак заканчивал и вообще что-то читал в жизни. И... Вдруг оказалось что это открытие во-первых для меня. Для остальных организаторов выставки, хоят это была беднейшая, по сравнению с нашим музеем, сотая часть того что мы сейчас выставляем. И какие-то разбросанные темы с перекосами. И оказалось что это абсолютное большинство представленных там экспонатов, тем за ними стоящих - полное открытие для посетителей выставки.
Смирнова: Угу. Например. Какие открытия?
Толстая: Чтобы мне представить себе... Я у Вас еще не была там у Вас в музее... Вот у Вас какие экспонаты? Вот я прихожу - что там выставлено? Просто чисто материально. Что я вижу?
Устинов: Значит, Вы видите... Ну во-первых у нас есть сайт! На котором выставлены все наши экспонаты. И панорамами и по-отдельности и так далее. Называется mievr.ru. Значит, что мы там видим? Ну мы, например, заходим в первый зал, да? Там, традиционная... У нас всего 11 залов! Традиционная, еврейская религиозная культура. Она, вот та, которая существовала... Я повторяю, у нас ареал и время очень жестко ограничены - только российское еврейство. Вот та, которая возникла в середине XVIII или чуть раньше века в Польше, которая затем была присоединена... В основном за счет Польши мы получили большое количество евреев, но часть за счетРумынии, Бесарабии, Молдавии, так сказать Литвы... Все это - аутентично, все это конец XIX - начало XX века максимум. Инонгда с середины XIX-го. Есть некоторое небольшое количество вещей с середины или конца XVIII века. Это по религии. Дальше Вы переходите в зал Быта. Быть у евреев связан с религией непосредственно, поэтому...
Очень они взаимоувязаны! Поэтому... скажем там с Пасхой все связанное от уникального экспоната, которого я думаю почти нигде нет больше - такой вот сосуд середины XVIII века, сосуд для заготовки пасхального борща!
Толстая: Именно борща?!
Устинов: Борща! Но борщ имелся в виду не тот, который мы едим ложками, а... это был такой напиток. Напиток свекольный, потому что на Пасху, Вы наверное знамете, нельзя ничего дрожжевого. Это в память о том, как евреи убегая от египтян захватили с собой только сырое тесто и муку и там воду, больше ничег не могли делать, поэтому изготавливали мацу и ели опресноки. И если все, у них не было ни дрожжей, ничего... И вот эти семь дней Пасхи напоминают об этом периоде - нальзя есть ничего дрожжевого. Поэтому здесь же стоят и всякие приспособления для мацы - и чтоб положить ее на стол, и лопатка для вынимания мацы, и... мешочки для мацы,
которые строго разделены на 3 части,
они же салфетка, но они же и мешочек,
потому что - все на столе, и маца в частности, делилось на 3 части: для Коэнов, для Левитов и для остального Израиля. (поровну?)
И так далее... Для Субботы... Для благовоний... Для омовения.... Потом здесь же идет ??? в разряде быта. У нас есть такая уникальная вещь, которой тоже почти нигде нет - это деревянные пряничные доски, которые на Пурим вот так вот прикладывали, они были двухсторонние... Можно было делать в такой традиционной форме печенья или пряники. Такая же у нас есть доска не на Пурим, а для свадьбы - на ней написано Мазл Тоф. Ну и так далее. Я могу перечислять все экспонаты... Я понял Ваш вопрос. Я на него отвечу более конкретно. У нас первая часть экспозиций - примерно половина, в основном состоит из материальных предметов. У нас есть раздел - благотворительность. Я думаю, что такой коллекции нет больше нигде в мире.
Вот эти кружки церковные, которые только иногда выглядят как кружки. Это могли быть сейфы, коробки, как угодно. Причем ни одна не повторяет другую потому, что на всех на них надписи. Для чего? У евреев благотворительность была одним из столпов еврейской этики. Помогать надо было всегда и всем, даже самые бедные помогали еще беднейшим. Лепта вдовицы. Помните? И все это сопровождается всякого рода документами, презентациями, уставами тех обществ, которые создавались. Не просто на что-то собирали, кто-то, а создавались общества. Они были на русском языке, потому что надо было представлять губернатору устав и отчет ежегодный. О трате денег. Поэтому эти документы очень удачно для нас сейчас на русском языке многие и мы их ставили рядом с теми кружками где собиралось. На учителей хедера, на сирот, на хеврокадишет - похоронное братство. На невест-бесприданниц. И так далее, и так далее, и так далее.
Затем у нас есть раздел - хасидизм. Там тоже много предметов, но есть и портреты есть и какие-то документы. Есть образование. Ну в образовании, естественно, в основном книги. Хотя, вот если попадете когда-то в музей, сейчас наверное нет для этого времени, мы расскажем Вам о том, какую роль образование сыграло вообще в жизни евреев, потому что вот этот необычный скачок... Качественный! Многократный! Когда вчера еще совершенно безграмотные люди, а евреи были абсолютно затюканные я-бы сказал народом на территории Российской Империи, как впрочем и не только Российской Империи, но и вообще в Европе, до определенного момента. До появления так называемой Гаскалы.
Это такое было явление - движение просвещения.
Как они вдруг после Александровских реформ, почувствовали себя вероятно востребованными... Был какой-то потенциал... Они все-таки учили кусками на незнакомом языке Тору в детском возрасте. Как-то развивали свои мозги. Хотя больше их не учили ничему! Ни читать, ни считать, ни писать на каком-то языке! Ни физики, ни химии - ни чему. Только вот этому. Как вдруг, совершенно неожиданно, до сих пор не понятно - неопределимый феномен. Они начинают где-то с 70-х годов XIX века вдруг рванули так, что все просто развели руками! И начали вводить эти процентные нормы знаменитые и так далее потому что оказалось... Потом это продолжалось и в советское время. Это уже был процесс неостановимый. В сороковые годы, когда пошла кампания против космополитизма, и уже негласно, без всяких процентных норм стали ограничивать еврейское присутствие были проведены подсчеты,
у нас есть все эти графики, у нас есть таблицы, которые там имели место в то время, что огромное количество евреев оказалось среди преподователей.
Особенно научного коммунизма!
Огромное количество среди инженеров, кандидатов наук. Весь как-бы средний состав был практически пронизан этими евреями.
 Точно также как они попали в революцию. И опять же средний состав! Потому что,
 у нас висит плакат первого Советского правительства 17-22 года. Из 22 человек были только 3 еврея: Троцкий,
Сокольников и Каменев. Все остальные... Ну может быть еще четвертинку ленинскую прибавить туда, а в принципе
они составляли именно вот среднее звено: комиссары, военноначальники и так далее и так далее и так далее.
Смирнова: То, что Вы говорили о процентной норме, вот об этом рывке образования... Я в одной из книжек по этой теме прочла, что Александр Третий, который был известным антисемитом...
Устинов: Так же как и его сын Николай!
Смирнова: Да... И т.д и т.п., но там в какой-то момент... У этого был толчок определенный, когда выяснилось, что в течении, это действительно связано с реформами Александра Второго. Прежде всего с реформой судебной. Потому что в течении буквально там пяти лет практически все присяжные поверенные... 80% присяжных поверенных были евреи. И Империя этого страшно перепугалась!
Устинов: Нет! Это конечно не в течении пяти лет произошло. Присяжные поверенные быстро не образуются. Это началось в течении этих пяти лет.
Смирнова: Я конечно вру сейчас цифры...
Устинов: Но уже к концу 70-х - к началу 80-х годов сложилась вот такая ситуация.
Процентные нормы для поступления...
Только в государственные! Не частные!
Казенные училища, гимназии и университеты была: по 3% в Москве и санкт-Петербурге; 5% на всей остальной территории России; и 10% в черте оседлости.
Смирнова: Есть один как бы частный вопрос истории еврейства в России, но он просто меня очень интересует... А есть ли в Вашем музее, потому что на сайте я этого не увидела... Меня просто очень интересует тот кусок истории, который связан с Богровым, с убийством Столыпина и со всем с тем, что происходило вокруг этого. И потом. И погромы. И то как Киевская полиция эти погромы и провоцировала, а другая часть... Петербургская часть государственных деятелей, тот же Каковцев предположим, страшно боялись этого... И так далее и тому подобное... Вообще Богровская история очень странная... История самого Богрова.
Устинов: Вы понимаете в чем дело... История Богрова как такового, мне кажется, недостаточно сильно привязана к истории еврейства. Он был революционер, террорист и там были разные люди и разные национальности. Другой разговор, что он был евреем и... а-а-а....
Смирнова: Слушайте, он был из богатой и чрезвычайно религиозной семьи!
Устинов: Это ничего не значит! Это ничего не значит! Это как раз наоборот все! Как раз оттуда и выходили все эти ребята! Вон Троцкий тоже был из богатой, религиозной и к тому же весьма продвинутой семьи Бронштейнов. Значит... А-а-а... Я сейчас не об этом. Дело в том, что Вы говорите про погромы... Столыпина убили, если память мне не изменяет в восьмом году.
Смирнова: В одиннадцатом.
Устинов: В одиннадцатом!? Тем более! Тем более! Значит... А-а-а... Погромы! Начались гораздо раньше. Во-первых они были всегда! У нас целый стенд по погромам. Со страшными плакатами, фотографиями, и многими другими вещами. И книгами на эту тему. Значит... А-а-а... Погромы начались раньше. Самые страшные прогромы проходили в 1903-1906 году. Это вокруг революции все было! Да?
Правительство относилось к этому, я бы сказал так - спустя рукава. Оно не вмешивалось особенно, но зато потом судило. Судили погромщиков. А когда евреи стали организовывать самооборону... Это началось по-моему в Одессе или Белостоке. То стали судить и тех и других. И собственно говоря за убийством Столыпина новых особых погромов, какой-то такой волны, не последовало.
Антисемитизм существовал всегда! Как раз в одиннадцатом году, одновременно с убийством, видимо, Солыпина в Киеве, в Киеве же началось дело Бейлиса. У нас стоит большой скульптурный портрет Бейлиса и очень много по этой теме литературы и всяких фотографий там и всего прочего. И дело Бейлиса, как Вы помните, тоже раскололо Россию по-полам. Тем более что там была история, прямо скажем, напоминающая некоторые эпизоды наших дней. Там уже через две недели было отлично известно - кто на самом деле убил Андрюшу Ющинского. За что, почему, как - все было известно уже. А-а-а... И полиции было известно! И доброхотам! И защищали Бейлиса крупнейшие адвокаты. Ну, то есть это был аналог Дрейфуса во Франции!
Все то, что я Вам рассказываю, а я могу рассказывать на самом деле довольно долго - я вожу экскурсии, хотя у меня есть 3-4 экскурсовода профессиональных у нас работают на зарплате. Вот все это я узнал в течении одного года - в то время когда мы создавали этот музей. До этого я не знал ничего из этого!
Смирнова: Почему?
Устинов: А Вы много про это знаете?
Смирнова: Ну я не могу сказать, что я много знаю, но читаю я про это давно.
Устинов: А что именно читаете?
Смирнова: Ну, например - серия "Россия в мемуарах". Лет десять назад была выпущена очень интересная книга, которая называется "Евреи в России". Это три мемуара XVIII века, XIX века... Вы знаете?
Устинов: Я знаю эту книгу. Там про семьи и так далее... Но понимаете в чем дело? Опять-таки - это фрагменты. Это фрагменты, а есть такие целые как-бы направления и повороты...
Смирнова: Я точно также читала о деле Бейлиса!
(продолжение следует)
Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments