fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе

Источник: Радио России 25 июня 2016 г. суббота 22:15


Они живут в нашей памяти

Прошло более 70 лет со дня окончания Великой Отечественной войны, с того времени, как смолкли последние выстрелы пушек...

....

что ничего подобного не повторится. Тему продолжит ученый секретарь Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе Серафима Ивановна Горбунова.

Горбунова: - Этот день для народов России, для народов бывшего Советского Союза, ныне стран Содружества Независимых Государств особый, потому что он самый трагический наверное в нашей совместной истории, который принес огромные жертвы и память о котором до сих пор хранится в каждой семье, потому что пострадала действительно каждая советская семья и сегодня мы понимаем, что именно 75 лет назад в этот день 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

Она принесла конечно страшное горе нам всем, нашим предкам, потому что нацисты не просто хотели уничтожить государство, они не планировали оставить нас в живых. То есть, в соответствии с расовой теорией большинство населения Советского Союза были признаны неполноценными и некоторые конечно подлежали уничтожению. Евреи в первую очередь, политработники, коммунисты. Большинству просто была предначертана судьба стать рабами и вымирать, поэтому память об этом и сегодня сплачивает народы бывшего Советского Союза, а не только музей поддерживает отношения с многими государствами и память о погибших она всегда объединяет.


(звучит умиротворенная музыка)

Игорь Ивановский: - 22 июня 1941 года советские люди начали с мирных газет. В большинстве своем они содержали новости прошедшей недели, когда война еще не началась. Газеты подписывались в печать еще ближе к полуночи и печатались глубокой ночью. В 4 часа 30 минут, когда началась война в процессе производства уже ничего нельзя было изменить. Так, например, газета Известия на первой полосе писала о том, что в Киеве были запланированы большие спортивные события. В этот день должны были открывать большой спортивный стадион. Писали о многом и о разном, но все это было связано с обычной мирной жизнью советских граждан.

(звучит песня в исполнении Иосифа Кобзона)

О начале войны люди узнали в полдень 22 июня 1941 года из выступления Вячеслава Молотова на Всесоюзном радио. Два дня спустя это же выступление опубликует на первой полосе Комсомольская правда. Рядом портрет Сталина. А вот вопрос о том, что в это время делал сам генералиссимус до сих пор остается дискуссионным. Если говорить о его реакции на начало Великой Отечественной войны и его поведении в первые дни войны, то это является предметом интереса историков и политологов. В частности, по мнению многих авторов глава Советского государства находился в депрессивном, не рабочем и паническом состоянии, называемом иногда прострацией.

Сегодня на основе рассекреченных документов можно утверждать, что Сталин никуда не исчезал, и в первые дни войны продолжал работать. Об этом свидетельствует тетрадь из его приемной в Кремле, в которую записывались имена всех посетителей и время их пребывания в кабинете вождя. Из нее видно, что на протяжении первых восьми дней войны Сталин принимал высших армейских чиновников, государственных и партийных деятелей. Таким образом он активно руководил государством и принимал участие в организации обороны страны.

Однако записи в этой тетради заканчиваются 28 июня. А затем снова возобновляются только 1 июля. Что же заставило вождя прекратить прием и чем он вообще занимался эти два дня? Одни из возможных ответов на этот вопрос звучит так: именно 28 июня советские войска под напором противника вынуждены были оставить Минск. Стало ясно, что если враг сохранит такие темы продвижения вглубь страны, то уже через две недели он окажется в Москве.

Вполне вероятно, что после сдачи врагу Минска, нервы вождя не выдержали. К тому же связь с районами боевых действий была плохая, информация о положении дел на фронте поступала крайне противоречивая и не внушала доверия. 29 июня Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны чтобы на месте разобраться в ситуации. И, как вспоминает Жуков, оба раза крайне резко реагировал на ту ситуацию, которая сложилась на Западном стратегическом направлении. Связь по-прежнему фактически отсутствовала. Войска оказались без централизованного командования. Сталин, по словам ближайшего окружения, был очень расстроен. Он поехал к себе на дачу и почти весь день не появлялся в Кремле.

30 июня был сформирован Государственный комитет обороны. Далее привожу воспоминания Анастаса Микояна. "У меня в кабинете был Вознесенский. Вдруг звонят от Молотова и просят зайти к нему. Идем. У Молотова уже были Маленков, Ворошилов и Берия. Мы застали их за беседой. Речь шла о необходимости создания Государственного комитета обороны, которому необходимо отдать всю полноту власти в стране. Передать ему функции правительства, Верховного Совета и ЦК партии. Мы с Вознесенским с этим согласились.

Договорились во главе ГКО поставить Сталина. Решили поехать к нему на ближнюю дачу. Застали его с малой столовой. Он сидел в кресле. Вопросительно посмотрел на нас и спрашивает: "Зачем пришли?" Вид у него был какой-то странный. Не менее странным был и поставленный вопрос, так как по сути он сам должен был нас созвать. Молотов от нашего имени сказал, что надо сконцентрировать власть в стране, чтобы быстро все решалось и чтобы поставить нашу страну на ноги. Возглавлять такой орган должен Сталин. Сталин посмотрел удивленно, никаких возражений не высказал. "Ладно", - говорит. В тот же день было принято постановление о создании Комитета обороны.

В отличие от Сталина, Гитлер обратился к немецкому народу в день начала войны. Правда не лично, а через министра пропаганды Геббельса. Он определил начатую военную акцию величайшей в мировой истории. По мнению фюрера это было необходимо так как не смотря на его не прекращающиеся усилия сохранить мир в этом районе было определенно доказано, что Россия находилась в союзе с Англией и добивалась развала Германии путем затягивания войны. Поэтому немецкое командование было вынуждено нанести предупреждающий удар.

Конечно, никаких доказательств не было и все это служило лишь предлогом для агрессии. Что касается реакции немцев, то вот что по этому поводу писала одна из газет. "Начало войны с Россией воспринято в Берлине совершенно спокойно. Люди спрашивают, когда флаги со свастикой появятся над Кремлем и Кронштадтом?"

А вот, что писал американский журнал Тайм 30 июня 1971 года. "Почти никто, кроме самих русских не считает, что они способны разгромить немцев. Но если они смогут навязать Вермахту затяжную и кровопролитную борьбу на собственной территории, заставить Гитлера платить за успехи дороже, чем он предполагает, и особенно, если они смогут затянуть войну еще на одну зиму, битва за Россию обретет славу соразмерную ее масштабу."

Так оно и получилось. И сегодня, 75 лет спустя, мы помним об этих страшных днях.

Дата 22 июня знаменательна и для Центрального музея Великой Отечественной войны, о чем нам расскажет Серафима Ивановна Горбунова. Единственная небольшая оговорка, поскольку наша встреча состоялась заранее, мы говорим о событиях, которые уже прошли в будущем времени.

Горбунова: - Центральный музей Великой Отечественной войны проводит мероприятия. Некоторые из них традиционные. Например, акция вожжения Свечей памяти традиционной для нас является. И научную конференцию мы проводим. Научная конференция будет проведена 22 и 23 июня в Центральном музее Великой Отечественной войны. Она международная и мы постарались чтобы в ней принимали участие, мы пригласили по крайней мере из Москвы, из регионов российской Федерации из Стран Содружества Независимых Государств, из Дальнего Зарубежья, и практически все, кого мы пригласили они откликнулись. Мне кажется именно потому что понимают трагичность этой даты, значимость этой даты для народов России.

У нас примерно более 50 человек из Москвы, из Московского региона, из регионов Российской Федерации около 80-ти человек, и из стран Ближнего Зарубежья, как мы сегодня называем будут присутствовать Белоруссия, Украина, Латвия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан - практически все страны Ближнего Зарубежья будут принимать участие. Речь идет об ученых, историках. Кроме этого у нас будут представители Дальнего зарубежья. Среди них и представители Германии, представители Великобритании и даже Канада будет. В общем достаточно, более 10 стран будет у нас присутствовать участвовать в обсуждении проблем начала Великой Отечественной войны, нападения Германии на Советский Союз.

Игорь Ивановский: - А таких проблем действительно много. Особенно в последнее время.

Горбунова: - Казалось бы - такое трагическое событие, и мы всегда имели общие позиции и со странами нашего бывшего Советского Союза, с народами бывшего Советского Союза. И с представителями и народами других государств. Но то что происходит в последнее время перечеркивают во многом наши прежние о Второй мировой войне, о Великой Отечественной войне, и мы сегодня понимаем, что это не столько новые источники, новые взгляды, мы понимаем, что на эту ситуацию влияет геополитическая ситуация, поэтому та информационная война, которая развернута, если иметь в виду исторические проблемы, она конечно касается в первую очередь Отечественной войны, Второй мировой войны, она ничего общего порой не имеет с историческими реалиями Великой Отечественной войны, в том числе и вопроса нападения Германии на Советский Союз.

Вообще то, что происходит, та масштабность, которая происходит данные процессы позволяют делать вывод о том, что это не просто искажения или фальсификация событий, это перечеркивание нашего национального самосознания, оправдание зла, путь к беспамятству, который может закончится новой мировой трагедией.

У нас будет Конференция проходить два дня. В первый день предполагается пленарное заседание в рамках Всероссийского исторического собрания. Именно к этой дате 55 лет начала Великой Отечественной войны и было приурочено это достаточно большое мероприятие, в подготовке которого Российское военно-историческое общество - это они инициаторы проведения Всероссийского исторического собрания, и Российское историческое общество. Совместное заседание будет посвящено встрече представителей этих обществ в нашем музее.

Игорь Ивановский: - Что касается второго дня Конференции, то он был даже насыщеннее и масштабнее чем первый.

Горбунова: - 22 июня у нас будет пленарное заседание в рамках Исторического собрания четыре дискуссионные площадки, и наша Конференция, о которой я говорю, она называется на грани катастрофы, пленарное заседание является одной из этих дискуссионных площадок. Помимо этого будет проходить форум "Патриотизм как национальная идея России". Следующая дискуссионная площадка будет посвящена теме "Военная история России в искусстве". И еще одна тема, круглый стол "Военно-историческое наследие субъектов России". Вот четыре дискуссионные площадки в рамках исторического собрания.

Игорь Ивановский: - Основные события были запланированы именно на 23 июня.

Горбунова: - Там будет продолжение пленарного заседания и будет большое количество секций. Откликнулось более 170 человек. Это только ученые историки и поэтому для того чтобы дать слово всем, чтобы все имели возможность и как-то систематизировать эти выступления мы разделили заседание на восемь секций. Первая секция будет посвящена Международным отношениям и внешней политике 30-х годов и включая весь 41-ый год. Вторая секция будет посвящена теме войны Германии против Советского Союза - подготовка, развязывание, особый характер войны, о чем я коротко в начале сказала. И действительно, это наверное одна из важных тем, потому что Великая Отечественная война для нас имела особый характер, потому что была борьба за свободу Отечества, а для Германии это была истребительная захватническая война, поэтому мы специально выделили отдельную секцию.

Следующая секция будет посвящена вопросам, проблемам историческим, СССР накануне Великой Отечественной войны. Каким образом у нас происходила подготовка к отражению Германии на нашу страну и здесь будет раскрыта тема военного строительства в 30-ые годы в том числе, каким образом Советский Союз готовился к войне и почему мы весь 41-ый год и первую половину 42-го года отступали и оставили огромные территории.

Игорь Ивановский: - Начальный период войны мы закончили тяжелыми потерями, главным образом в боевой технике. Особенно в авиации и танках. Если перед войной западные приграничные округа располагали превосходством над противником в количестве танков и авиации, то вскоре это превосходство мы потеряли. Была достигнута полная внезапность нападения и советские войска в приграничных районах оказались захваченными врасплох неожиданным ночным ударом врага. Германская авиация сумела в первые же часы войны уничтожить на аэродромах и в парках большую часть наших самолетов и танков.

Поэтому господство в воздухе осталось за противником. Немецкие бомбардировщики непрерывно висели над отступающими колоннами наших войск. Бомбили склады боеприпасов и оружия. Наносили удары по городам и железнодорожным узлам, а быстрые Мессершмитты носились над полевыми дорогами, преследуя даже небольшие группы бойцов, а то и гонялись за одиночными пешеходами, бредущими на Восток. На первый взгляд все шло по плану, разработанному в гитлеровской ставке. Точно, как было предусмотрено 28 июня фашисты овладели столицей Белоруссии и отрезали часть наших войск. Через три недели после этого - 16 июля передовые отряды германской армии вступили в Смоленск. Здесь и там советские войска, отступающие с тяжелыми потерями попадали в окружение и фронт откатывался все дальше на Восток.

Берлинская печать уже трубила победу, твердя, что Красная Армия уничтожена и в самое ближайшее время немецкие дивизии вступят в Москву. Но, в эти же самые дни войны проявилось нечто вовсе не предусмотренное планами гитлеровского командования. Итоги первых боев и сражений, не смотря на успехи фашистских войск невольно заставляли задуматься наиболее дальновидных германских генералов и офицеров. Война на Востоке оказалась совсем не похожей на войну на Западе. Противник здесь был иным и его поведение опрокидывало все привычные представления немецких военачальников и солдат.

Это странное и необъяснимое упорство советских людей поражало и тревожило многих немецких полководцев. Во всех прежних походах на Западе, против кого бы они не сражались, будь то поляки, французы, англичане или греки фашисты имели перед собой привычную линию фронта. По ту сторону этой линии были расстроенный и дезорганизованный отступлением противник, силы которого все более слабели и которого предстояло лишь добить. Тут в России все было не так. По ту сторону линии фронта тоже были отступающие, терпящие поражение войска, но вопреки тому что обычно случалось во всех кампаниях на Западе, сила сопротивления этих войск не уменьшалась, а возрастала по мере отступления вглубь страны, не смотря на все тяжелые военные неудачи, которые выпали на их долю. Наверное поэтому мы и выстояли.

Но, вернемся к научной Конференции, которая прошла в музее Великой Отечественной войны 22-23 июня и продолжим разговор о секциях, где выступали ученые.

(продолжение следует)

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments