fuchik2 (fuchik2) wrote,
fuchik2
fuchik2

Categories:

Курская дуга - 3

Курская дуга: неизбежность или упущенный шанс Германии?
Последнее обновление: пятница, 5 июля 2013 г., 11:55 GMT 15:55 MCK
70 лет назад произошло одно из самых знаменитых в мировой истории сражений - в ночь на 5 июля 1943 года началась Курская битва, которую Германия проиграла. Но оставался ли у нее шанс на победу?
Слушать mp3 (расшифровку аудио-файла см. ниже.)
70 лет назад произошло одно из самых знаменитых в мировой истории сражений - в ночь на 5 июля 1943 года началась Курская битва. По мнению большинства историков, именно это событие можно считать поворотным пунктом всей Второй мировой войны - последним генеральным наступлением германской армии, в результате провала которого она окончательно потеряла стратегическую инициативу.
К этой битве советское командование готовилось в течение нескольких недель, и к ее началу Курская дуга превратилась в мощную крепость, взять которую штурмом у немецкой армии, как считают многие историки, не было никакой возможности.
О том, почему германская армия опоздала с наступлением, был ли у нее шанс победить летом 1943 года - материал Павла Аксёнова.
--------------------------------------------------------------------
Курская битва - одно из самых масштабных событий Второй Мировой и одно из самых значительных.
Собственно большая часть историков считают ее решающим, поворотным пунктом Второй Мировой войны.
Германское наступление увязнув в глубоких и прекрасно подготовленных позициях противника, закончилось контрнаступлением Советских. Инициатива, окончательно перешедшая в руки Советской армии в результате этой битвы, оставалась у них уже до конца войны.
Теперь спустя семь десятилетий кажется что ход Курской битвы был логичен. Особенно после Сталинграда, когда во фронте была пробита огромная брешь.
Однако весной 1943 года все было не так однозначно.
Время начала летнего генерального наступления Германской армии под Курском - одна из самых больших загадок истории Второй Мировой войны.
С местом ни у кого не возникало вопросов. После третьей битвы за Харьков линия фронта изогнулась огромной дугой с центром в городе Курск. Дуга эта создавала выступ, который по всем законам войны и следовало попытаться срезать.
Вопрос был не столько где, сколько когда.
По мнению военного историка Алексея Исаева именно ответ на него, полученный Сталиным от разведки и по официальным каналам от союзников и стал решающим фактором победы:
"Это успех разведки антигитлеровской коалиции в целом, когда англичане сломали радиограмму Вейхса. Кембриджская пятерка передала ее в Советский Союз. И Черчилль передал информацию об этом в Советский Союз. О этой расшифрованной радиограмме. Пусть в более такой завуалированной форме.
Это был первый успех, который позволил подготовить позиции на которых встретить немцев."
Зимняя кампания не была для Советской армии чередой побед. После Сталинграда весенние операции закончились для нее серией неудач.
Итог Ржевской битвы, когда Германия просто спрямила дугу, врезавшуюся в Советские позиции и ее не удалось срезать, третья битва за Харьков, которая обернулась отступлением, практически бегством из города на исходные позиции. Все это истощило Красную армию.
Германская также едва приходила в себя после Сталинграда.
Противники стояли друг против друга, отдыхая после тяжелой схватки и готовясь к новой.
То что Германия рано или поздно начнет наступление - в этом никто не сомневался. И вопрос был лишь в том - рано или поздно.
До сих пор историки спорят - стоило ли Германии атаковать еще весной пока Советские войска еще не подготовили оборонительные позиции под Курском, не подтянули резервы?
Однако по словам другого историка Андрея Союстова, сил для атаки позиций весной у Германии не было:
"Сейчас с точки зрения послезнания очень трудно об этом рассуждать. Но исходя из логики событий, немцам достаточно трудно было решиться на весенний рывок. Вот достаточно трудно, действительно реально. У них и под рукой достаточного контингента не было и ресурсы под рукой еще не были накоплены, все необходимые запасы.
Так что.... Так вот, сразу бросок вперед - это из серии "а почему мы в 44-м не взяли Берлин".
Потому что для этого не было сил и возможностей!
Вот в реальности, о весне с немецкой точки зрения тоже самое можно сказать."
В своих воспоминаниях "Утерянные победы" Эрих Майнштейн, командовавший южной группировкой, пишет, что весной Германское командование рассматривало два варианта: либо держать оборону по всему фронту и ждать удобного момента, либо наступать.
Сил для обороны Германии уже не хватало и решение о наступлении было принято.
"Эта врезающаяся в наш фронт дуга была для нас не просто неудобным обстоятельством - она удлиняла наш фронт почти на 500 километров. И требовала для ее удержания на севере, западе и юге значительных сил. Она перерезала железные дороги, которые вели из района группы Центр в Харьков и были для нас важными коммуникациями за линией фронта. Наконец эта дуга могла служить противнику исходным пунктом для наступления, как на северном фланге группы Юг, так и на южном фланге группы Центр.
Особую опасность она представляла на случай если б было решено нанести контрудар из района Харькова против Советских сил, наступающих на участке группы Юг. Командование группы армий Юг поэтому намеревалось ликвидировать эту дугу сразу же после битвы за Харьков, еще до начала периода распутицы в этой местности, используя тогдашнюю слабость противника. От этого плана мы должны были отказаться, так как группа Центр не в состоянии была взаимодействовать с нами. Как бы ни был слаб противник после своего поражения у Харькова, все же одних сил группы Юг было недостаточно чтобы ликвидировать эту широкую дугу."
В военном деле существует аксиома - наступающий несет потери в несколько раз больше, чем обороняющийся. Такое положение верно только в том случае если о наступлении известно заранее. И у обороняющегося есть время на подготовку.
В случае с Курской битвой произошло именно так. С апреля по июль прошло два месяца и ни один день не был потерян ни той, ни другой стороной. Германия готовилась срезать Курский выступ. СССР собирался этот выступ оборонять. И к июлю 1943-го года район города Курска превратился в самую мощную крепость в истории человечества.
По самым разным оценкам соотношение сил по основным показателям было примерно полтора-два к одному. в пользу СССР. Разные историки приводят разные данные о численности личного состава, но в среднем это было примерно миллион триста-четыреста тысяч Советских солдат и офицеров против Германских восьмисот-девятисот тысяч.
Соотношение резко менялось в области артиллерии. Примерно четыре к одному.
Советское командование, зная о месте и времени начала Германского наступления создало невиданный до тех пор запас снарядов.
Опять Алексей Исаев:
"Вот эта самая задержка на два месяца позволила накопить боеприпасы и не проиграть артиллерийскую дуэль летом 43-го года. Причем не проиграть в широком смысле. Не только короткое время Цитадели. С июля и весь август Советские войска расстреливали от 150% до 400% месячного выпуска каждого типа боеприпасов. Без накопления, которое было в мае-июне эти боеприпасы бы быстро закончились и ни какого "Кутузова" или "Румянцева" бы не было."
Кроме того на узловых станциях, ведущих к месту будущего контрнаступления были накоплены сотни тысяч тон угля, проведены дороги, установлены ремонтные мастерские и госпиталя, сконцентрированы резервы.
Было время и на подготовку солдат. Многие Германские военачальники в последствии отмечали, что во время операции Цитадель они столкнулись с совершенно другими русскими солдатами - гораздо более подготовленными.
Менялась тактика противотанковой обороны. Создавались противотанковые опорные пункты и противотанковые районы, которые позволяли концентрировать огонь артиллерии. В тылу у Брянского, Центрального и Воронежского фронтов, на которые опиралась дуга, был создан еще один Степной фронт. Глубина Советской обороны составляла десятки и даже сотни километров.
Германская армия собиралась атаковать эту крепость, руководствуясь принципом - чем больше войск обороняется, тем больше попадет в котел.
Кроме того впервые в Курской битве были массово использованы новые виды вооружений: танки Тигр и Пантера, самоходные артиллерийские установки Фердинанд.
Рассказывает Андрей Союстов:
"Во-первых они знали не полностью, да вот, о всех масштабах подготовки Советской стороны к обороне, немцы все-таки не были поставлены в известность. Это во-первых. Во-вторых, до сего момента, если мы посмотрим на события Великой Отечественной, хорошо подготовленное наступление немцев в летнее время, в теплое время, оно всегда заканчивалось успехом в независимости от стараний Советской стороны. Да? Уже как бы в зубах навязли эти качели - летом наступают немцы, зимой наступают русские. В данном случае с точки зрения немцев все должно было получиться.
Если мы обратим внимание на конкретику событий то мы увидим, что немцам в общем-то удавалось прорывать эти рубежи обороны. Это не было огульное - вот мы наверное это сможем! Нет! Немцы были абсолютно уверены в том, что смогут. И в общем-то доказали, что действительно они могут пройти эти рубежи обороны."
Тем не менее, фактор внезапности в этой операции отсутствовал напрочь.
5 июля Германское наступление началось... с Советской артподготовки! Командование Красной армии знало даже время начала операции.
Когда наконец в атаку двинулись Германские части, то взламывать Советскую оборону им пришлось с огромным трудом.
Немцы планировали срезать Курский выступ двумя клиньями, вбитыми в его основание. Основной удар был направлен с юга на север.
Силами, принадлежащими группе армий Юг в этом месте дуги командовал Майнштейн. Вся группа, включая 4-ю танковую армию и боевую группу Кэмпф насчитывала около 1300 танков и самоходных орудий.
С севера Курский выступ пытались срезать войска группы армий Центр под командованием Модуля. У них было около 1000 единиц бронетехники.
Если попытаться описать сражение схематично, то его основная, оборонительная для Советской стороны фаза длилась недолго.
На севере Модулю удалось проникнуть в глубь обороны всего на десяток километров. Сопротивление оказалось столь ожесточенным, что ему не помогли ни танки Тигр, ни самоходки Фердинанд.
11 июля, спустя шесть дней после начала, Модуль остановил наступление.
На юге, как писал в своих воспоминаниях Майнштейн, двум клиньям Германских сил удалось взломать Советскую оборону, а затем они двигались по направлению к своей цели под ударами заранее умело размещенных резервов. Свежие Советские дивизии снимали толстую стружку с двух Германских группировок на юге Курской дуги.
В конце-концов к 12 июля на южном фасе танки 4-ой Германской танковой армии прорвались к деревне Прохоровка, где и столкнулись с Советскими танковыми резервами - 5-ой Гвардейской Советской танковой армией Павла Ротмистрова.
Многие историки считают именно этот момент критической точкой Курской битвы и даже критической точкой Второй Мировой войны.
Действительно, Прохоровское сражение, которое многие называют крупнейшей танковой битвой, сыграло роль в событиях на южном фасе Курской дуги. Однако, как считает Алексей Исаев, к началу сражения судьба операции "Цитадель" была решена в других местах обширного Советско-Германского фронта:
"Прохоровка - это как бы выдуманный поворотный момент битвы. Выдуманный в угоду Ротмистрову, который стал Главным Маршалом бронетанковых войск.
На самом деле поворотным моментом было - да - 12 июля, но не Прохоровка, а переход в наступление Западного и Брянского фронтов, которые начали атаковать Львовский выступ с востока и севера и соответственно окончательно похоронили "Цитадель". Кроме того поступили данные о готовящемся наступлении на ???? в Донбассе в целом. Поэтому крест на "Цитадели" был поставлен именно этими наступлениями, а не избиением Советских танков под Прохоровкой."
Мнение Исаева о том, что Прохоровка была не решающим сражением, а лишь тяжелейшим танковым боем, в котором Советская сторона потеряла более 250-ти танков и Германская менее 60-ти разделяют и многие другие историки.
Так на северном фасе был другой населенный пункт - деревня Поныри, сражение за который было не менее кровавым. Поныри переходили из рук в руки несколько раз и в конце-концов Германским солдатам удалось захватить лишь часть деревни.
Именно под Понырями произошла историческая атака немецких тяжелых самоходок Фердинанд, закончившаяся на минном поле под огнем противотанковых орудий.
Это сражение было гораздо менее известным, хотя исход битвы был решен именно тут - на северном фасе Курской дуги. Ведь даже если южный клин Майнштейна пробился бы к Курску это было бы лишь половиной запланированного окружения.
Впрочем по словам Андрея Союстова все-таки глубина обороны и объем накопленных резервов позволял говорить о том, что Курская битва в ее оборонительной фазе была проиграна в самом начале сражения:
"Ну мы же помним про Степной фронт, правда? Который находился в тылу у этой дуги. Как бы в ее основании. То есть, на мой взгляд, совершенно однозначно, даже если бы фортуна была на 200% на стороне Вермахта и если бы немцам удалось то, что им не удалось и удалось даже то, что они планировали, в полной абсолютной мере - выход к Курску, вот мы представим себе такую гипотетическую ситуацию, выход к Курску - это громадный котел, да! Но очередная пробоина громаднейшая, брешь в рядах обороны Советской стороны, брешь через которую можно повторить рывок куда-то там, например, в сторону Москвы - ну это однозначно нет."
Майнштейн в своих мемуарах выводил три причины поражения Германии в Курской дуге: остановка наступления на северном фасу; высадка Английских и Американских войск в Сицилии; и начало наступления под Орлом.
Курская битва - совокупность нескольких крупных операций. Только в ее оборонительной фазе - это были фактически два крупных оборонительных сражения. Еще до того, как продвижение Германских войск к Курску застопорилось, 12 июля началась Орловская стратегическая наступательная операция "Кутузов", которая окончательно поставила точку в наступлении на северном фасе дуги, поскольку атакующие войска Модуля могли сами оказаться в мешке.
3 августа началась еще более масштабная Белгородско-Харьковская наступательная операция "Полководец Румянцев". Советские войска двинулись в сторону Харькова. Фактически это была четвертая и последняя битва за город.
Эти операции можно считать началом конца войны на Восточном фронте. Красная армия уже не отдала инициативы противнику.
Курская битва до сих пор является предметом ожесточенных споров историков. Кроме дискуссии о значении Прохоровского сражения и причинах откладывания начала наступления, самому пристальному и критическому анализу подвергается действие каждой стороны.
Отдельной темой исследований остаются потери. Обе стороны в ходе битвы и после нее составляли отчеты. Однако и те и другие официально опубликованные цифры впоследствии были опровергнуты специалистами. И в Москве и в Берлине тогда стремились свои потери занизить, а вражеские завысить.
В настоящее время самыми достоверными считаются цифры безвозвратных потерь примерно в 685,5 тысяч с Советской стороны и более 170 тысяч с германской.
Такое соотношение свидетельствует о том, что летом 1943 года Германия имела основания рассчитывать на победу над превосходящим по численности противником.
Хотя Советская армия в тот момент уже сильно отличалась в профессиональную сторону по сравнению с 42-м годом, как рассказывает Андрей Союстов, военачальники допускали слишком серьезные ошибки и промахи:
"Это уже была достаточно профессиональная армия в низах, а вот в верхах все еще наблюдались эксцессы недопонимания ситуации. Недостаточно активные реакции на действия противника и еще наблюдались все еще явления "а давайте мы попробуем - а вдруг получится". С Советской стороны это как раз наблюдалось и именно во время Курской битвы. Несколько раз возникали случаи когда Советское руководство действовало... скажем так - как ковбой, который стреляя с бедра не всегда понимает до конца последствия своих действий."
Впрочем запас прочности четырех фронтов, которые обороняли Курский выступ, давал возможность командирам Советской армии учиться стрелять в цель, а не от бедра в сторону противника.
Для Германии же Курская битва оказалась при гораздо меньших потерях, в абсолютных числах, тяжелейшим ударом, выбившим многих опытных солдат и офицеров. И в любом случае весьма ощутимой потерей в Курской битве стала именно стратегические инициативы и боевой дух. Мемуары германского маршала Майнштейна свидетельствуют об этом самым красноречивым образом.
В этой довольно объемной книге подробно описывается служба офицера с февраля 1938 года, начало и ход Второй Мировой войны, вплоть до Курской битвы.
Весь остаток войны после нее, мемуарист уложил всего в одну, совсем небольшую последнюю главу - "Оборонительные бои".

Содержание

Tags: масоны, тамплиеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments